Cпецпроекты

Как накачать мышцу осознанности. Говорит художник Тьерри Жоффруа


0 196 36

Вас волнует число убитых каждый день солдат в мире? Или переживаете за голодающих детей в Эфиопии? А может, вас тревожат судьбы эмигрантов, скитающихся по странам в поисках убежища? Тогда побежали! И не забудьте захватить походную палатку – она пригодится.

Киев. Жаркий полдень. Элегантный мужчина средних лет в белой рубашке и туристической панаме шагает по Майдану Независимости. За собой он везет небольшой чемодан и осматривается вокруг. «Почему здесь так много полицейских? Вчера было гораздо меньше», – произносит он, продолжая шарить глазами по площади.

Это Тьерри Жоффруа – французско-датский художник, который работает под псевдонимом Colonel и занимается концептуальным искусством. В своей художественной практике Жоффруа рефлексирует на актуальные события и проблемы. «Актуальность» для этого художника – не абстрактное понятие, а ключевой принцип, ради которого, по его мнению, и должны создаваться произведения искусства. «Любое высказывание должно быть своевременно. А если момент будет упущен, оно утратит свое значение», – говорит Тьерри.

Свой метод Жоффруа прозвал «экстренным искусством» (emergency art). Освоить его, по мнению автора, под силу только художникам, которые всегда начеку – они в любой момент готовы нажать на кнопку тревоги и выдать на-гора осмысленное высказывание по поводу происходящего здесь и сейчас.

«Я начал заниматься «экстренным искусством» в 2002 году, после вооруженного конфликта в Югославии, на который очень остро реагировала вся Европа. Когда человек сталкивается с войной лицом к лицу и видит инструменты пропаганды в действии, его охватывает страх. И чем больше он углубляется, тем больше начинает бояться», – рассказывает Тьерри.

Чтобы не оставаться с тревожными мыслями наедине, художник начал приобщать к дискуссии других людей. Притом не только художников, философов или политиков, а всех, кому есть что сказать. Например, посетителей техно-вечеринки в Копенгагене Жоффруа попросил надеть на лоб повязки с красноречивыми слоганами о глобальных проблемах современности.

«Когда в ночном клубе ты видишь танцующего рядом человека с повязкой на голове, то сначала пытаешься рассмотреть, что на ней написано, а потом, вместо того, чтобы просить таблетку экстази, начинаешь обсуждать, сколько льда растаяло сегодня в Арктике», – говорит Тьерри Жоффруа.

Для создания своих работ он не использует холсты или мрамор и не нуждается в стерильном белом кубе галереи для их презентации. Обязательным элементом его проектов является живая дискуссия, в которой участвуют посторонние люди. Притом не сидя с умным видом за столом, а на пробежке, во время медленного танца в паре с незнакомцем или качаясь на фитнес-мяче в спортзале. «Такие условия заставляют человека мыслить иначе, потому что он чувствует себя дискомфортно», – объясняет свой замысел Жоффруа.

Художник считает, если упражняться в критическом мышлении регулярно, можно натренировать мышцу осознанности – awareness muscle. Так называется еще один долгоиграющий проект Жоффруа, с помощью которого он пытается побудить людей включать мозги.

В Киев Тьерри приехал по приглашению фестиваля искусств Kyiv Art Week, где представил свои мобильные скульптуры из проекта Emergency Room на стенде копенгагенской галереи Sаbsay. Сегодня мы встретились на Майдане Независимости не случайно: это место показалось художнику наиболее подходящим для разговора о патриотизме, современных революциях и героях нашего времени.

Под пристальными взглядами полицейских, которые бдят порядок в столице во время подготовки к финалу Лиги чемпионов, мы поднимаемся на склон к Октябрьскому дворцу. Тьерри достает брезентовый сверток и методично начинает натягивать желтую ткань на каркас. Через минуту на траве появляется палатка, на которой художник выводит слоган «Can patriotism be global?» («Может ли патриотизм быть глобальным?»).

«Понятие патриотизма зачастую связывают с политикой и борьбой за свое государство. Патриоты – это относительно небольшое сообщество, которое действует в рамках одной нации. Однако мы все – жители одной планеты, которая сейчас переживает не лучшее время. Есть ли смысл выступать против другой нации, когда мы все в равной степени страдаем от войн, плохой экологии и глобального потепления. Если бы патриотизм был глобальным, мы бы могли сообща искать решение этих проблем», – размышляет Тьерри.

Такие палатки Тьерри Жоффруа устанавливает по всему миру. С 1991 года его мобильные арт-объекты побывали в Берлине, Париже, Торонто, на Венецианской биеннале и фестивале Documenta 14, а также выставлялись в нью-йоркском MoMA PS1, Palazzo delle Arti в Неаполе и в Музее африканского искусства в Йоханнесбурге.

Надписи на палатках художник придумывает исходя из контекста мест, в которых он оказывается. Например, в киевском комплексе «Торонто», где проходил фестиваль Kyiv Art Week, он построил свой слоган на игре слов «The state of real» и «Real estate» – ее продиктовали художнику формат и атмосфера мероприятия.

«Целью этого фестиваля было наполнить пространство бизнес-центра эстетическим содержанием, а также привлечь аудиторию преимущественно высшего и среднего классов, которая пришла сюда как на очередной светский раут. Так какова же настоящая реальность? Что же такое Kyiv Art Week на самом деле – арт-проект или ярмарка со зрелищными товарами?» – задается вопросом Тьерри Жоффруа.

В чемодане у Тьерри еще есть материал для творчества – в Киев он прихватил несколько скрученных палаток. Мы идем по Майдану, со всех сторон оцепленному полицейскими и военными, которые вдоль и поперек отрабатывают все центральные улицы перед финалом Лиги чемпионов. Они переговариваются по рациям и с подозрением смотрят на каждого прохожего.

Тьерри говорит, что старается быть осторожным с представителями правоохранительных органов, потому что в некоторых странах его художественные высказывания в публичном пространстве воспринимаются как нарушение правопорядка. Так случилось несколько лет назад в Монако, где Жоффруа задержала полиция за слоган «Рай не там, где деньги». В тот раз все обошлось, поэтому Тьерри, хоть и не без опаски, продолжает устанавливать свои палатки.

Следующий мобильный объект он ставит между фонтанами неподалеку от Лядских ворот. На этой палатке Жоффруа написал «Do revolutions need estetique?» («Нужна ли революциям эстетика?»), вдохновившись тентом, натянутым на Дом профсоюзов, с громогласной надписью «Свобода – це наша релігія».

«Каждая революция нуждается в своем уникальном дизайне – декорациях, с помощью которых ее можно идентифицировать. Чтобы церковь стала церковью, необходим крест. А революции нужен слоган, – рассуждает Тьерри Жоффруа. – К сожалению, не все революционные лозунги умные, потому что людям нужны простые месседжи, которые легко подхватываются и транслируются. Примитивность, на которой строятся современные народные восстания, далеки от истинной концепции революции, в основе которой лежит идея».

01/5

Пока на палатке сохнет краска, Тьерри предлагает мне обсудить его новую работу. «Готова?» – спрашивает меня художник, начиная бежать. Нет, это не одержимость ЗОЖем, а один из форматов художественной практики Тьерри Жоффруа, который называется «Критический бег».

«Если нам нужна новая революция, надо выходить из зоны комфорта. Бег – это антитеза к суши, латте, эклерам и остальным атрибутам праздной, беззаботной жизни. Тем, кто не привык напрягаться, бежать трудно и некомфортно, ведь нужно прилагать усилия, чтобы выразить свою точку зрения и добиться понимания. Можно развернуться и убежать прочь, а можно продолжить бежать и вместе думать над тем, чтобы что-то изменить», – говорит Тьерри.

После того как мы намотали несколько кругов вокруг фонтанов, Тьерри предлагает подняться на Софийскую площадь, где на фоне золотых куполов собора красуется пятиметровая серебряная «скульптура» – макет кубка Лиги чемпионов. «Кому пришло в голову поставить этот кубок в таком месте? Это же полнейший китч», – негодует Жоффруа. Вокруг площади мотаются пожарные и полицейские машины с мигалками, иностранные болельщики распевают футбольные кричалки, а девушки позируют для фото возле блестящего трофея.

Тьерри говорит, что это место похоже на цирк и без его желтой палатки. Он долго размышляет, какой слоган был бы здесь уместен, и в итоге останавливается на простой, но емкой фразе «What is important?». По словам автора, этот вопрос многозначен и может иметь массу ответов. Но в данном случае Жоффруа задумался, что же важнее: религия, футбол или рациональное мышление.

«Мне было неловко везти в Киев свои палатки, но я был приятно удивлен, что против них никто не возражал», – говорит Тьерри. Несмотря на то, что многие работы Жоффруа неприкрыто политичны, он утверждает, что слоганами, которые он придумал здесь, не пытается кого-то критиковать: «Это скорее вопросы или предложения, о которых я предлагаю подумать вместе».

«Мир современного искусства довольно консервативен: музеи и галереи предпочитают заранее знать, о чем будет работа, и не желают выставлять что-то непредвиденное, особенно если автор работает с политическим или остросоциальным контекстом, – говорит Тьерри Жоффруа. – Такая система контроля усложняет художественный процесс и не дает возможности реагировать на происходящее оперативно. Можно сидеть в кафе, ждать, пока тебе принесут капучино, и жаловаться на жизнь, но я выхожу на улицу и действую, чтобы потом не стало слишком поздно».

Фото: Алексей Товпыга, Тьерри Жоффруа

 

Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: