Cпецпроекти

Как снимают трюки в кино. Вся правда (и боль) о работе каскадера


0 804 0

Дмитрий Рудый – украинский каскадер и постановщик трюков. Он снимался в голливудских «300 спартанцах», а сейчас ставит трюки в новом украинском сериале «Абсолютно брехлива історія» телеканала ICTV.

Мы пообщались с Дмитрием о травмах, работе без выходных и любви, которая побеждает страх.

Кто становится каскадером

Каскадеры – это спортсмены разных категорий. Есть автоспортсмены, акробаты, бойцы. Обычно бойцы бьют акробатов, те улетают – всем нравится. Но человек (в профессии. – Прим. ред.) должен быть универсальным. Прежде всего нужна акробатическая база.

Как правило, берем людей уровня мастера спорта. Человеку, который 3–4 часа может заниматься в зале, нагрузки привычны. Тренировочный режим должен быть построен так, чтобы ты выдержал все. Потому что, когда ты в зале, все легко. Когда же на тебя наденут защиту, доспехи, ты будешь делать трюки на жаре +38 градусов восемь часов подряд, от тебя потребуется уровень атлетизма выше среднего. Поэтому мы работаем со спортсменами, которые в форме. Не с теми, которые занимались 10 лет назад и получили КМС. Берем в основном боксеров, кикбоксеров, таеквондистов, акробатов, гимнастов, цирковых атлетов.

Как они тренируются

У нас сезонная работа – то болото, то пожар. Сначала ты снимаешься без перерыва, у тебя марафоны, переезды, а потом ты долго ничего не делаешь. И если кто-то и совмещает работу каскадера с другой, то это, как правило, персональные тренеры. Они могут договориться с клиентом и выделить себе время. Но если ты хорошо работаешь, если ты в первой обойме, то времени нет. Потому что даже зимой бывают какие-то рекламы, клипы, подготовка к чему-то, репетиции. Если команда востребована и работает хорошо, то никому не нужно совмещать несколько работ.

На таких людях у нас и держится команда. Потому что тебе нужно быть в форме, тренироваться именно с этими людьми. Ты, конечно, можешь в бэкграунде что-то отыграть, несколько движений. Но это называется трюковой массовкой. Такие люди есть, я могу их собрать. Но не на них строится бой, а на профессионалах, которые знают хореографию, играют по-настоящему. Такое всегда хорошо смотрится. А для этого нужны часы в зале.

Любой профессиональный атлет занимается в зале минимум 3 часа: один час – разминка, разогрев, потом вы входите в основную часть тренировки примерно на час, потом нужна заминка, восстановление, релакс, ванна. В любом случае это полдня в зале. Зал должен быть мягкий, с татами, прыгушками, матами, оружием. Нам нужно тренироваться друг с другом, иначе мы не сможем взаимодействовать. Нужно знать отдельные элементы, потом притираться друг к другу, учить универсальные схемы (один на один, два на одного), с ножом, рукопашные, борцовские. Из них потом можно быстро собрать боевую сцену, как из конструктора. Каскадеры не думают отдельными ударами. Они думают связками по 8–10 движений. Чем больше таких связок ты знаешь, тем сложнее сцены, которые ты можешь сделать.

Если разбирать драку по движениям, учить так людей, то это долго. Лучше выучить блок – три связки. Все они заканчиваются по-разному. Ты расставил людей на площадке, 15 минут – и все отработано, можно снимать. Благодаря такой технике мы можем, например, быстро снимать сериалы. Показать свой конструктор, отработать, получить деньги и уехать на другой проект. Потому что в сезон отдыха нет. Иногда приходится и без выходных работать. Я хвастаюсь, а не жалуюсь (смеется).

Хороший каскадер – это…

…Тот, кто дальше всех отлетает, больно падает. Это самые зачетные и высокооплачиваемые позиции. На них у нас конкурс: каждый хочет сделать лучше, чем он сделал, хочет себе в проморолик красивую фишку. Круто – отыграть в фильме на первом плане, драться с главным героем. Там нет жребия, «ю-зе-фа». Все решается в рамках конкурса. Хорошо, что есть команда, есть соперничество: кто-то лучше ногами бьет, кто-то – сальто делает, кто-то – падает.

Главное – все делать с запасом. То, что ты делаешь в спортзале в шортиках, потом на локации ты делаешь в сапогах, с железной портупеей, висюльками и мохнатой шапкой. Вряд ли на площадке ты сделаешь лучше, чем в зале. Поэтому нужен запас. Например, если надо сделать перекрученное сальто с падением, я беру человека, который делает два сальто и который сможет сделать так шесть раз подряд, потому что не всегда получается снять с первого раза или бывает какой-то другой брак.

Травмы

Я пришел в каскадеры из спорта. Контактный спорт – постоянные травмы. Ты упираешься в возможности тела, его ресурс. Это способ заниматься любимым делом до старости, лучшее завершение карьеры хорошего спортсмена. Я базовый боксер. Занимался кикбоксингом, таеквондо, айкидо, ушу. Начал в 11 лет, мне сейчас 42, и последние лет 15 я занимаюсь постановкой трюков. Кино требует изучать все это гораздо шире. Потому что сейчас ты ниндзя, потом индеец, потом казак, потом четырехрукая тварь. Это как танцор, который может танцевать в разных стилях. Так и у нас: бокс, карате, фехтование, пьяный стиль, стиль богомола.

Репутация и безопасность – это твое все. Ты должен все делать четко. Мы рискуем. Бывают травмы, которые способны уложить человека в кровать, бывают операции. Травмы неизбежны. Но чаще всего они происходят из-за спешки и недостаточного уровня подготовки, когда ты берешься делать то, что делаешь на пределе и нечетко.

Сделать трюк шесть раз из десяти попыток – это хороший результат, чтобы показать трюк в кино. То есть человеку должно хватить сил сделать его десять раз. И шесть из них он делает как надо. Трюк должен быть отработан, отрепетирован. В процессе подготовки мы понимаем, где человеку может быть больно, где он может травмироваться.

Чего боятся каскадеры

Все боятся, например, прыгать с большой высоты. Как побороть страх? Любовью. Любовь побеждает все: и эгоизм, и страх, и боль, и страдания. Надо полюбить профессию. Для чего ты это делаешь? Для того, чтобы зритель открыл рот от удивления.

Почему люди смотрят кино? Потому что это маленький слепок жизни. Может, не твоей, но ты в ней живешь. Что сейчас будет с героем, как он брякнется, с кем он подерется – это все бесконечно важно для зрителя в данный момент. И любовь к этому моменту помогает. Я сам зритель, люблю хорошее кино, хорошие трюки, когда мурашки, когда пересматриваешь и говоришь: «Ого!» Страх – это естественная реакция организма.

А с другой стороны, если вы занимаетесь единоборствами, вам в голову летят кулаки по полтонны. А здесь мы бьем воздух, отыгрываем понарошку. И если я травмировался, то, значит, я этот трюк не отшлифовал в зале, я в нем не уверен, не подготовил поверхность или взялся делать то, что не могу.

Каскадерское мастерство – хореография с препятствиями

Бои – это специфическая хореография. Ощущение ритма – необходимая вещь. Ты же не один дерешься, не грушу лупишь. И не в бою, когда, наоборот, вразрез ритма – самое то. Тебе нужно продать уклон, блок, удар, подождать, пока камера его увидит. Это хореография с препятствиями.

Когда актера ставишь с дублером, получается ровнее. В лицо снимаем актера, а напротив него работает дублер. Он аккуратный, держит скорость и безопасный, соблюдает дистанцию. А когда ставишь двух актеров, то ошибка на ошибке: один сбился – ритм пропал. Редко бывает, когда дерутся два дублера. Поэтому мы любим делать сложные кусочки. Ведь есть фишки, которым нельзя научить актера: их нужно лет пять отрабатывать в зале. Иногда у актера бывает даже несколько дублеров. Например, сальто делает вот этот человек, а дерется лучше другой, трюками на лошадях занимаются третьи.

Нет таких универсалов, которые умеют и на машине перевернуться, и с парашютом прыгнуть, и с 50 метров на подушку приземлиться. Потому что каждый из этих элементов требует многолетней тренировки. И никому не хватит времени освоить все. Поэтому используем дублеров разного уровня.

Откуда берутся идеи постановок

Ты смотришь YouTube, видишь, как делают коллеги, и придумываешь новое. Это очень захватывающий творческий процесс. Например, в фильме «Давай танцуй» сцена с куполом Института нейрохирургии в Киеве. Мы пришли на локацию и придумали, что хотим залезть на самый верх и прыгнуть в люльку. А там 18 метров. Это смертельное падение, но человек должен выжить, поэтому мы и придумали строительную люльку, которая по какой-то причине оказалась внутри. Герой дерется, падает на нее и остается в живых. Мы это придумали спонтанно, в фильме сцена получилась очень хорошей.

Для этого же фильма мы подсмотрели один трюк. Как раз вышла «Миссия невыполнима». Там у них дорогая машина из офиса в офис перелетает между небоскребами. У нас бюджет скромнее: был второй этаж и не «ламборджини», а карт. Но мы это сделали. Это была комбинация трюков. Один карт с трамплина улетел в кучу коробок. Еще был карт без мотора с дублером, который перетягивали на тросах. Мы готовились три дня. Еще мы прицепили камеру, которая вылетела из другого окна и сопровождала машину. Это самые дорогие полсекунды в фильме. Когда начали это осуществлять, поняли, с какими трудностями придется столкнуться. Снимали очень долго, но я горжусь этими полсекундами.

Для чего люди идут в эту профессию

Для меня как для спортсмена, который с детства занимается спортом, это лучший способ использовать свой талант и поделиться знаниями. Я нашел себя в кино и других ребят забираю из спорта. Все довольны, потому что здесь платят хорошие деньги, всегда разнообразно, нет рутины: то ты с саблей, то с калашом, то на лошади скачешь, то прыгаешь с крыши. И для тебя это безопасно, если ты умеешь делать свою работу, мягкая подушка тебя ждет, тебя страхуют. Кроме того, ты в восторге, когда прыгаешь с высоты 48 метров. Люди платят за подобное. А здесь платят нам. У нас вся работа состоит из восторгов. Ты всегда борешься с какими-то непредвиденными препятствиями, и у тебя есть шанс победить.

ТАКОЖ ЧИТАЙТЕ 10 фільмів, які вселяють віру в людей
6623 0 0
ТАКОЖ ЧИТАЙТЕ Топ-10 фільмів 90-х на думку редакції
1988 0 0

#bit.ua
Читайте нас у
Telegram
Ми в Телеграмі
підписуйтесь

Прокоментувати

Такий e-mail вже зареєстровано. Скористуйтеся формою входу або введіть інший.

Ви вказали некоректні логін або пароль

Вибачте, для коментування необхідно увійти.

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: