Cпецпроекти

Как четверо разных людей стали успешной командой. Интервью с лидером Brunettes Shoot Blondes


Украинская группа Brunettes Shoot Blondes стала известной после клипа Knock Knock. Анимационное видео, в котором персонажи переходят между айфонами, планшетами и ноутбуками, собрало 13 миллионов просмотров на Youtube.

Brunettes Shoot Blondes – это четверо музыкантов из Кривого Рога. У всех разные характеры: вокалист Андрей Ковалев – мечтатель, который живет в своем мире; барабанщик Роман Соболь – педантичный и организованный; клавишник Евгений Кобзарук своей энергией вдохновляет группу двигаться вперед; бас-гитарист Дмитрий Леонов умеет находить компромиссы.

В рамках кампании Beauty of blend мы хотим напомнить, что сила – во взаимодействии разных элементов. Именно благодаря миксам и фьюженам рождаются новые вкусы, культуры и идеи. Точно так же и бленд Tullamore DEW  рождается благодаря силе объединения: три типа ирландского виски, тройная дистилляция и выдержка в трех разных типах бочек. И только благодаря такому сочетанию мы получаем идеальный баланс мягкости и насыщенности вкуса.

В музыке объединения неповторимых и разных личностей создает невероятное звучание. Мы поговорили с фронтменом группы  Brunettes Shoot Blondes, Андреем Ковалевым, о том, как четверо творческих людей с разными характерами и взглядами на жизнь гармонично уживаются в одной команде.

– Андрей, расскажи, чем музыкантам приходится заниматься помимо творчества, чтобы группа стала успешной? 

– Мечта любого музыканта заниматься музыкой full time. Но когда группа становится делом твоей жизни, появляется рутина, о которой не предупреждали в музыкальном училище. Например, нужно выстраивать стратегию продвижения: сейчас мы снимаем клип, потом выступаем на таком-то эфире или едем в Европу на фестиваль. Конкуренция за внимание слушателей огромная. Выпустить крутой альбом уже мало. Нужно сделать так, чтобы о нем узнали. 

Существует миф, что если песня классная, то она сама себе пробьет дорогу. Но лично я уже не помню, когда последний раз делился у себя в «Фейсбуке» какой-то понравившейся песней. Люди привыкли к тому, что музыка находит тебя сама. 

– Кто у вас в группе отвечает за продвижение? 

– Мы собираемся и обсуждаем, что сейчас приоритетней. У каждого в группе своя роль. Я придумываю концепции для клипов и пишу тексты. Наш барабанщик Рома занимается организацией съемок. До музыки у него был бизнес, поэтому организационные навыки у него остались еще с тех пор. А Женя и Дима занимаются саунд-продакшеном. 

– Как вы находите баланс между стремлением к известности и желанием делать хорошую качественную музыку, не попсу? 

– Мы часто задумываемся над этим вопросом. Например, если писать песни на украинском, можно легко попасть на радио, квоты стимулируют радиостанции брать украинскую музыку. Несомненно, это большой плюс, и сейчас так должно быть. Но у нас совсем другой стиль, наши песни на украинском не зазвучат. Поэтому мы решили не подстраиваться под такие условия. Мы просто стараемся писать песни для нашей аудитории и держаться в своем стиле. 

– Как выглядит процесс создания песни в целом? Сколько это длится? 

– Все начинается с моей идеи – например, мелодии, какой-то фразочки. Потом мы начинаем записывать это на студии, делаем несколько промежуточных вариантов и начинаем репетировать. В процессе каждый добавляет что-то свое – барабанную перебивку или проигрыш на гитаре. Так получается готовая песня. Это не быстрый процесс. Например, у песни Houston было 45 версий. Мы шлифовали ее несколько месяцев.  

– Бывает, что жестко спорите по поводу какого-то вопроса?

– С точки зрения концепции ребята больше доверяют мне, потому что это я их собрал в одну группу. У меня бывают жесткие споры с самим собой. Хочется заниматься только творчеством, а на это не всегда есть деньги. Нужно чем-то жертвовать. 

В плане творческих решений наблюдаем за реакцией слушателей. Если песня задумывалась как танцевальная, а люди начинают расходиться и вызывать Uber, значит, надо что-то доработать в аранжировке. В целом, у нас есть доверие друг к другу. Мы собирались в группу на основе любви к музыке, а со временем это переросло в дружбу. 

– А по характеру вы похожи? 

– Наш барабанщик Рома самый педантичный. Он приходит на репетиции раньше всех и ждет, пока остальные подтянутся. Он несколько раз намекал, что ему это не очень нравится, но скандалов пока не было. 

Я больше в себе, люблю задуматься о чем-то своем и живу в собственной реальности. Рома мыслит более системно. Читал, что барабанщики часто такими бывают, потому что им нужно играть разными конечностями одновременно и все контролировать.

Женя, клавишник, инициативный. Он постоянно на подъеме и подгоняет всех писать новые песни. А бас-гитарист Дима умеет находить компромиссы. Если у нас возникает какой-то спор, он находит альтернативное решение. 

– Вы все сейчас занимаетесь только музыкой? 

– Да, но не только в рамках группы. Я периодически пишу музыку на продажу или для рекламы. Рома дает частные уроки игры на барабанах. Дима работает в компании Globallogic, он задействован в тестировании и разработке программы для музыкантов Pro Tools. А Женя делает аранжировки для многих украинских артистов, работал с Тиной Кароль, Светланой Лободой, Сергеем Бабкиным. 

– Ваш клип Knock Knock собрал уже 13 миллионов просмотров. В какой момент вы поняли, что пришел успех? 

– В 2014 году, когда мы его выпустили, я не очень понимал, как работают алгоритмы Youtube. Бюджета на клип у нас особо не было, все было на дружеских началах, айфоны для съемок одолжили у друзей. В целом уложились в пару тысяч долларов. Это очень мало, сейчас самый бюджетный клип обходится от 15–20 тысяч долларов. 

Сначала клип очень медленно набирал просмотры. Мы просили друзей запостить линк на своих страницах. Например, я написал Фаготу (вокалисту группы ТНМК. – Прим. ред.), с которым мы были знакомы. В общем, за несколько дней у клипа было где-то 10 тысяч просмотров. На тот момент даже такая цифра для нас была крутой. 

Я был уверен, что на этом все закончится. Но в какой-то момент все начали шерить этот клип, он попал в тренды Youtube в Европе, и просмотры резко взлетели. Добавлялось по 100 тысяч просмотров за час. Когда цифра дошла до 9 миллионов, всплеск прекратился, хотя нам очень хотелось дотянуть до круглой цифры. А буквально полгода назад клип опять выстрелил, и сейчас просмотров уже 13 миллионов. 

– Что это вам дало в итоге? Со всех сторон посыпались предложения? 

– Главным результатом было то, что мы привлекли спонсора для следующего клипа. Компания Opel проспонсировала съемки и интегрировала в клип новую модель своего автомобиля. Это был колоссальный для нас контракт. Не имею права называть сумму, но у нас после этого еще остались деньги на следующие проекты. 

– А для клипа Houston вы собрали рояль, внутри которого 20 инструментов. Расскажи об этом. Кому пришла такая идея? 

– У меня дома когда-то была Yamaha, что-то вроде синтезатора, в котором можно было переключаться между разными инструментами. Кнопка 1 – рояль, кнопка 2 – скрипки, кнопка 3 – барабаны и так далее. Я давно хотел создать что-то подобное, но не цифровое, а с живыми инструментами. 

Эта идея нас всех поглотила. Мы начали искать рояль, который бы стал основой. В Киеве аналогичные продавались от 30 тысяч гривен. Но мы нашли в интернете отличный рояль XIX столетия за пару тысяч гривен. Он находился в Западной Украине, оставалось организовать доставку. 

Потом нарисовали в фоторедакторах, какие инструменты нужно встроить внутрь, и нашли инженеров, которые воплотят идею в жизнь в техническом плане. Думали, что за пару месяцев все будет готово, но ушел еще целый год. Создание рояля обошлось в несколько тысяч долларов. Мы сняли с ним клип Houston. 

Клавиатура разбита по секторам: середина – под рояль, левая часть отвечает за скрипки и орган, а правая – за перкуссию. Идея была в том, чтобы два человека могли сыграть как целый оркестр. Мы играем на нем вдвоем с Ромой. 

01/4

– Что вы планируете делать с этим роялем дальше? 

– Он сейчас заточен только под одну песню. Его можно перестраивать, но что угодно на нем не сыграешь. 4 октября в клубе Atlas мы планируем с ним выступить вживую и воспринимаем его как арт-объект. Если кто-то захочет купить его за миллион долларов, можем это обсудить (смеется). 

– Приятно, когда вас называют украинскими Beatles? 

– А еще нас называют украинскими OK Go и украинскими Arctic Monkeys. Меня удивляет сравнение с Beatles. Не знаю, в чем схожесть, но вообще, конечно, приятно. 

– Как думаешь, в чем секрет успеха вашей группы? Как простым ребятам из Кривого Рога удалось добиться того, что вас слушают по всей Европе? 

– Думаю, мы просто попали в нужное время в нужное место. Мне кажется, что, если бы мы выпустили клип Knock Knock сейчас, он бы не взорвал интернет. Сейчас эти алгоритмы работают по-другому. 

Но надеюсь, что первична все-таки музыка. Нужно делать то, что тебе нравится, заниматься своим продвижением и спрашивать мнение авторитетных людей, которые чего-то уже добились. И конечно, команда. Когда у тебя есть группа, в которой люди друг друга поддерживают и дополняют, это вдохновляет и помогает идти вперед.

Локация: Chicken Kyiv, Крещатик 15/4

 

ТАКОЖ ЧИТАЙТЕ Що я пропустив/-ла на бар-шоу BAROMETER 2019?

#bit.ua
Читайте нас у
Telegram
Ми в Телеграмі
підписуйтесь

Прокоментувати

Такий e-mail вже зареєстровано. Скористуйтеся формою входу або введіть інший.

Ви вказали некоректні логін або пароль

Вибачте, для коментування необхідно увійти.
 

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: